Житейские истории


Украинская Баннерная Сеть


Офіційний сайт Артемівської міської ради



И все ее несчастья…


Автор статьи Зинаида ЖИЛИНА, член Национального союза журналистов Украины.
Дата публикации 13 февраля 2013 года

Никто своей судьбы не знает, где что найдет, где потеряет. Но эта простая и понятная истина не всех устраивает. Многие пытаются предсказать, изменить предначертанное свыше, возомнив себя хозяином судьбы. А это нередко заканчивается не только неприятностями, проблемами, но и трагедиями.
Нэлли Васильевна Григорьева испытала это на себе в полной мере, и конца печальным событиям пока не видно. 73-летняя женщина с большим опозданием осознает и винит себя в том, что все ее несчастья от того, что поменяла веру, изменила крещению в православной церкви. И, скорее всего, не по убеждению, а от безысходности. С мужем в браке прожила всего 18 лет. В сложные 90-е старший сын после окончания института уехал работать в Воркуту, потом отправился в Канаду в поисках лучшей жизни и пропал без вести. Ни на один запрос, в том числе из программы «Жди меня», ответ не получила. В 1993 году умирает единственный племянник, сын ее сестры, полковник-ракетчик после шести лет мучений от полученных травм во время запуска ракеты. Умирает и его 13-летняя дочь, лечившаяся в Америке. Потом Нэлли утратила своего младшего 24-летнего сына.
Ей показалось, что жизнь потеряла всякий смысл. Все чаще оглядывалась на прошлое – на трудные, но счастливые годы детства на Каспии, где она родилась с сестрой Кларой, на переезд в Украину в 50-е годы. Горловка стала родной, ведь здесь покоится прах родителей, а теперь и сестры. Длинными бессонными ночами вспоминались студенческие годы учебы в Московской ветеринарной академии, работа в Краснодарском крае, вторая половина семидесятых, когда переехала в Новолуганское, работа начальником участка, начальником карантинного лагеря и на других должностях в совхозе-комбинате «Углегорский». В тяжелое время только работой и залечивала на какое-то время боль. И выход на пенсию не облегчил, а наоборот, усугубил ее положение. Внешне она осталась такой же красивой, интеллигентной, всегда модно одетой дамой, и мало кто знал, что творится в ее душе. Но такие нашлись. Заполонили и сердце, и душу, и голову, наобещали всяческую помощь и поддержку. И она решилась на поступок, о котором жалеет, стала прихожанкой, но не православной церкви. Но ни общие, ни личные молитвы не помогли отыскать пропавшего сына, не скрасили ее одиночества. 17 ноября 2011 года случилось еще одно горе. Гостившая у нее сестра предложила продать квартиру в Новолуганске и доживать век у нее в Макеевке, ведь больше близких у них нет. Когда в Никитовке провожала сестру на поезд, не дойдя до железнодорожного вокзала, Клара вдруг упала и мгновенно умерла. Вызов «скорой», милиции, ожидание катафалка, помещение тела в морг, ответы на вопросы ввели Нэлли в шоковое состояние. Необходимо было как можно скорее представить ее документы и покойницы, подтверждающие родство, ибо могли похоронить как неизвестную. За помощью обратилась в свою новую религиозную общину. В макеевской квартире, когда искали документы, обнаружили пакет с крупной суммой денег. Хотя для кого-то, возможно, около ста тысяч гривень и не такое состояние, только не для Нэлли. Десятину, как и «положено», у нее сразу же выпросили в пользу церкви, а остальные деньги она сама добровольно отдала на сохранение своим благодетелям, не додумавшись взять расписку. Клару похоронили по их обряду, о чем тоже кручинится моя героиня.
Нашли ей нотариуса, чтобы решить вопрос о наследстве. За услуги потребовали 32 тысячи, но документы сделали не в течение шести, а только через девять месяцев, так что теперь ей нужно доказывать право наследования через суд. Предложили выход – выписаться из новолуганской квартиры, что она и сделала. А еще решила подарить церкви все имущество сестры. Не жалеет, что в срочном порядке вывезли все, оставив голые стены, но не может простить себе, что не забрала золотые украшения и прочие драгоценности сестры.
Для успокоения нервов ей посоветовали лечь в психоневрологическую больницу, где весной 2012 года пролежала чуть больше месяца. Выписалась с диагнозом: посттравматический синдром, т. е. человек совершенно адекватен, хотя по наивности оказался слишком доверчивым. Благодаря вмешательству юриста больницы ее вновь прописали в ее же квартире. А вот макеевскую, считает, потеряла, там уже живет новый хозяин, крупный чиновник из правоохранительных органов.
Для судебных исков у нее нет ни сил, ни денег. Деньги, отданные на сохранение, ей не возвращают. И местная власть, и общественность затрудняется даже что-то посоветовать, ведь в карман к ней не залезали, не грабили. Своими руками сама все отдала, а расписку не взяла. Докажи теперь свою правоту. Ведь не зря говорят, что на «нет» и суда нет. Есть у нее надежда на прокуратуру, куда и хочет обратиться, хотя уже ни в справедливость, ни во что хорошее она не верит. За два с лишним часа общения с Нэлли Васильевной я узнала столько подробностей о человеческой бессердечности, коварстве и подлости, что этого материала хватило бы на целый роман. Но ведь ей нужна не слава, а сочувствие и помощь. Может, тогда она вновь обретет веру в справедливость закона, в людей и в возможность спокойной старости.



Сегодня 27.10.2020

Пользовательского поиска


Будет полезно


Архив выпусков

октября 2020
ПНВТСРЧТПТСБВС
1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031

Разделы выпуска